Венгрия не поддержала санкции против России — что будет делать ЕС

Парламент Венгрии переизбрал Виктора Орбана на пост главы правительства после того, как в начале апреля его партия одержала очередную сокрушительную победу на выборах. Политик отправился на четвертый срок подряд — на посту главы государства он находится дольше всех остальных лидеров Европейского союза. Все эти годы Орбан держался в стороне от либеральных европейских трендов, проводя достаточно консервативную политику.

Видимо, поэтому его очередную победу восприняли как окончательное оформление «автократии в самом сердце Европы». Вопреки давлению ЕС, политик придерживается независимого курса и в отношении событий на Украине. Он категорически отказывается от поставок вооружений для Киева через территорию своей страны — а сейчас еще и блокирует очередной пакет санкций против России. Как консервативному политику удается так долго удерживать власть в Европе, почему он не боится идти наперекор партнерам по Евросоюзу и может ли Венгрия покинуть его — разбиралась.

Виктор — значит победитель

Вечером 3 апреля Виктор Орбан поднялся на сцену возле своего предвыборного штаба на берегу Дуная. Ликующая толпа принялась скандировать «Виктор, Виктор!». «Мы одержали крупную победу, — обратился политик к сторонникам. — Настолько крупную, что ее, пожалуй, можно увидеть с Луны, и уж тем более из Брюсселя». По итогам состоявшихся в этот день выборов правящая партия «Фидес» с большим отрывом обошла своих оппонентов, а ее лидер Виктор Орбан остался на четвертый подряд срок премьер-министром Венгрии.

Правому политику и его национал-консервативной партии противостояла разношерстная коалиция из шести политических сил: от «Йоббик», в прошлом крайне правой партии, но сейчас скорее тяготеющей к правоцентризму, до партий левого толка вроде Венгерской социалистической партии и «Демократической коалиции». Вопреки диаметрально противоположным политическим взглядам, венгерские оппозиционные политики объединились против Орбана. Это, по выражению одного из членов коалиции, «брак поневоле», но куда важнее было положить конец 12-летнему правлению «Фидес».

«Мы объединились, и все мы в первую очередь смотрим на то, что нас объединяет, а не на то, что разделяет. Мы сместим этот режим, самый коррумпированный, который Венгрия знала за последнее тысячелетие — Петер Марки-Зай (лидер оппозиционной коалиции).»

Предвыборная кампания оппозиции главным образом, конечно, затрагивала внутриполитические вопросы вроде борьбы с коррупцией и консерватизма Орбана, который, по мнению его противников, подрывает демократические права и свободы граждан Венгрии и все больше отдаляет страну от остальной Европы.

Разумеется, не обошлось и без внешнеполитической повестки. Боевые действия на Украине, казалось бы, должны были ослабить позиции Орбана из-за его близких отношений с Владимиром Путиным — венгерского политика нередко называют последним европейским другом российского президента. В оппозиции предстоящее голосование позиционировали как цивилизационный выбор — между Путиным и Европой. Орбан парировал, обвиняя своих оппонентов в стремлении втянуть Венгрию в конфликт и позиционируя себя в качестве «кандидата за мир».

Однако их шансы изначально были не равны. На победу «Фидес» были брошены колоссальные ресурсы. Большинство венгерских СМИ в той или иной степени подконтрольны государству, и, в отличие от большинства государств Европы, в Венгрии нет закона, предписывающего предоставлять всем кандидатам одинаковое количество эфирного времени. В результате оппозиционные политики практически не появлялись на гостелевидении. «Фидес» потратила на агитационные билборды в восемь раз больше средств, чем объединенная оппозиция. Правящая партия без труда доминировала в информационном пространстве — на деньги налогоплательщиков.

Более того, за 12 лет у власти «Фидес» несколько меняла избирательное законодательство, чтобы улучшить свои электоральные шансы: например, при помощи джерримендеринга — произвольного перекраивания избирательных округов в свою пользу — и новых правил, по которым можно было получить дополнительные места в парламенте в случае крупной победы в одномандатных округах. Эти нововведения, например, помогли правящей партии удержать супербольшинство в парламенте на выборах 2014 года, хотя она и набрала на 8 процентов меньше голосов, чем в 2010-м.

На руку Орбану сыграло и предоставление избирательных прав венграм, проживающим в Румынии, Словакии и украинском Закарпатье — свыше 90 процентов бюллетеней, отправленных из-за рубежа, были за «Фидес». В оппозиции возмутились отсутствием полноценного надзора за голосованием по почте и обвинили правящую партию в мошенничестве. Их подозрения подтвердил обнаруженный в Трансильвании мешок с сожженными бюллетенями — все они были за объединенную оппозицию.

Сомнения в честности прошедших в Венгрии выборов выразили и международные наблюдатели. В докладе Европейской сети организаций по наблюдению за выборами, в частности, указывалось на «недостатки и пробелы в законодательной базе», которые сыграли на руку «Фидес». Европейские политологи и вовсе посчитали, что выборы в Венгрии «были свободными, но не справедливыми».